Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности

Кришнамурти: Я хотел бы задать вопрос, который, возможно, к чему-то нас приведет. Что способно заставить человека измениться глубоко, фундаментально, в самой его основе? Человек переживает кризис за кризисом, ему сопутствуют всевозможные беды, все эти войны, личная скорбь и т.д. Недолгая привязанность, недолгая радость. Но все это, видимо, человека не меняет. Что могло бы заставить его сойти с того пути, по которому он идет, и двинуться в совершенно ином направлении? Я думаю, это одна из великих наших проблем, не правда ли? Почему? Если кто-то действительно озабочен, как это и должно быть, судьбой человечества, если кто-то обеспокоен всем тем Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, что происходит, то каким должно быть правильное действие, которое заставило бы человека изменить направление своего движения? Правомерна ли такая постановка вопроса? Имеет ли этот вопрос какое-то значение?

Бом: Ну, до тех пор, пока мы не увидим такого действия, этот вопрос особого значения иметь не будет.

Кришнамурти: А имеет этот вопрос все же какое-то значение?

Бом: Из этого вопроса, косвенно следует другой: что удерживает людей?

Кришнамурти: Да. Это то же самое.

Бом: Если мы могли бы выяснить, что удерживает людей на их теперешнем направлении. ..

Кришнамурти: Не является ли это главной обусловленностью человека, этой ужасающей, сосредоточенной на самом себе Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности установкой и деятельностью, которая абсолютно не плодотворна? Кажется, что происходят изменения, имеются какие-то достижения, но в самом главном человек остается тем же. Быть может, это не определит основное содержание наших бесед в оставшиеся два или три дня, но, думаю, мы могли бы с этого начать.

Бом: Вы уже имеете некоторое представление о том, что удерживает людей? Существует ли что-то такое, что действительно могло бы их изменить?

Кришнамурти: Думаю, да.

Бом: Тогда что это?

Кришнамурти: В чем препятствие? Можем мы, начиная с обусловленности окружающей средой, идя от внешней человеческой деятельности, прийти к внутренней? А затем увидеть, что внешнее есть Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности внутреннее, что это одно и то же движение, и выйти за его пределы, чтобы открыть для себя, в чем его смысл? Можем мы так сделать?

Бом: Когда вы говорите "внешнее", что вы имеете в виду? Социальные условия?

Кришнамурти: Социальную обусловленность, религиозную обусловленность, воспитание, бедность, богатство, климат, пищу, - внешние факторы. То, что могло бы обусловливать ум, задавая ему определенное направление. Но, продолжая исследование, мы видим, что и психологическая обусловленность так или иначе происходит от обусловленности внешними факторами.

Бом: На образ мысли человека по существу оказывает влияние вся совокупность отношений. Но это не объясняет, почему обусловленность такая жесткая и почему она Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности так удерживает.

Кришнамурти: Об этом и я спрашиваю.

Бом: Да. Если это всего лишь внешняя обусловленность, то можно было бы ожидать, что она легче поддастся изменению. У вас, конечно, могли бы быть и какие-то иные внешние условия.

Кришнамурти: Это уже пытались делать.

Бом: Да, вся надежда коммунизма была на то, что в новом обществе появится новый человек. Но ведь ничего подобного не произошло! Думаю, что во внутренней обусловленности имеется нечто существенное, что удерживает и противится изменению.



Кришнамурти: Что это? Приведет ли нас куда-нибудь этот вопрос?

Бом: Пока мы по-настоящему этого не выясним, он никуда нас Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности не приведет.

Кришнамурти: Я думаю, это невозможно было бы выяснить, если бы мы обращались к собственному уму. Я просто спрашиваю, имеет ли смысл такой вопрос, и имеет ли он отношение к тому, что мы обсуждаем. Или же мы просто расширяем круг обсуждаемых проблем?

Бом: Я думаю, мы с полным основанием обсуждаем окончание времени, окончание становления. Мы говорили о возможности контакта с первоосновой через достижение полной разумности. А теперь мы могли бы сказать, что ум неразумен.

Кришнамурти: Да, мы сказали, что человек в основе своей неразумен.

Бом: Это, быть может, и составляет часть проблемы. Если бы мы были полностью разумны, то Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности нам не было бы и необходимости приходить к первооснове. Правильно?

Кришнамурти: Да. Мы говорили на днях об окончании времени. Ученые, которые исследуют материю, хотели это выяснить. Так называемые религиозные люди тоже стараются это выяснить, и не только на словесном уровне - возможно ли остановить время. Мы рассмотрели это довольно внимательно и говорим, что человек, который будет слушать, вполне может, благодаря озарению, разгадать загадку окончания времени. Потому что озарение не связано с памятью. Память - это время, это опыт, знание, накопленное в мозгу, и т.д. Пока мозг оперирует знанием, нет никакой возможности озарения, полного прозрения. Художник, ученый, музыкант - все Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности они знают лишь частичное прозрение, а следовательно, они все еще связаны временем.

Возможно ли иметь полное прозрение, в котором больше не существует "меня", потому что "я" - это время? Не существует меня, моего эго, моего сопротивления, моих обид и всего прочего. Может ли "я" прекратить существование? Это возможно только тогда, когда имеет место полное прозрение. Мы это выяснили.

Мы рассматривали и вопрос: может ли человек полностью покончить со всей структурой "я"? Мы ответили "да" и устремились в глубину. Очень немногие люди пожелают об этом слушать, потому что это слишком уж пугает. И тогда встает вопрос: если "меня" больше нет Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, то что же есть? Одна лишь пустота? В ней нет ничего интересного. Но если разобраться без всякой мысли о награде или наказании, то тут кое-что есть. Мы говорим, это нечто - абсолютная пустота, которая есть энергия и тишина. Это звучит достаточно приятно, но ничего не говорит обыкновенному человеку, который испытывает глубокую потребность преодолеть рубежи, оказаться по ту сторону всего, по ту сторону самого себя. Мы в своем исследовании устремились дальше: существует ли что-либо вне всего этого? И мы говорим: существует.

Бом: Первооснова.

Кришнамурти: Первооснова. Не означает ли это, что начало такого исследования состоит в том, чтобы слушать? Готов Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности ли я как человеческое существо полностью отказаться от своей эгоцентрической деятельности? Что могло бы меня заставить от нее отказаться? Что могло бы заставить человека отказаться от этой разрушительной, сконцентрированной на самом себе деятельности? Если он откажется, движимый наградой или наказанием, то это всего лишь другая мысль, другой мотив. Так что это не годится, "сбрасываем карту". Что же тогда заставит человека сделать ренонс - если я могу воспользоваться этим словом -- что заставит человека отвергнуть это полностью и без мотива?

Видите ли, человек предпринимает всякие усилия в этом направлении - голодание, различные формы самоистязания, отрицание себя через верование, самоотречение посредством отождествления с чем-то Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности большим. Все религиозные люди пытались это делать, но "я" все же остается.

Бом: Да. Вся эта деятельность не имеет никакого значения, но это почему-то не очевидно. Говорят обычно, что от всего, что не имеет значения, в чем нет смысла, люди уйдут. Но в данном случае ум, кажется, противится восприятию этого. Он это отвергает.

Кришнамурти: Ум сопротивляется постоянному конфликту и уходит от него.

Бом: Он уходит от факта, что этот конфликт не имеет для него значения.

Кришнамурти: Люди не видят этого. Бом: А также ум усвоил практику намеренно уклоняться от видения этого.

Кришнамурти: Ум избегает этого.

Бом: Он избегает этого почти Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности умышленно, но не совсем осознанно, подобно тому, как люди в Индии всякий раз собираются удалиться в Гималаи, как только оказываются в тупиковой ситуации.

Кришнамурти: Но это бессмысленно. Вы хотите сказать, что ум, так долго живший в конфликте, отказывается от него уйти?

Бом: Непонятно, почему ум отказывается расстаться с конфликтом, почему он не желает видеть полной бессмысленности конфликта. Ведь скрывая конфликт, он обманывает себя.

Кришнамурти: Философы и так называемые религиозные люди придают большое значение борьбе, они особо подчеркивают важность усилия, контроля, достижения. Не в этом ли причина того, что люди отказываются расстаться с их образом жизни?

Бом Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности: Возможно. Они надеются, что ведя борьбу, делая усилия, они добьются лучшего результата. Так, чтобы не отказываться от того, что они имеют, а улучшать это путем борьбы.

Кришнамурти: Человек прожил два миллиона лет, и чего он достиг? Больше войн, больше разрушений.

Бом: Я пытаюсь сказать, что существует человеческая склонность сопротивляться видению этого и надеяться, что борьба принесет что-то лучшее.

Кришнамурти: Я не вполне уверен, что мы достаточно ясно выразили то, что интеллектуалы - я пользуюсь этим словом уважительно, - мыслящие люди во всем мире особое значение придают фактору борьбы.

Бом: Многие из них, я полагаю.

Кришнамурти: Большинство из них.

Бом: Карл Маркс.

Кришнамурти: Маркс Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности и даже Броновски, которые говорят, что нужно более активно бороться, приобретать все больше знаний. Не в этом ли причина, что интеллектуалы оказывают такое огромное влияние на наши умы?

Бом: Я думаю, люди так поступают независимо от какого-либо влияния на них интеллектуалов. Видите ли, борьбе всюду придается огромное значение.

Кришнамурти: Я тоже так считаю. Всюду. Но почему?

Бом: Ну, вначале люди считали это необходимым, так как им приходилось бороться с природой, чтобы выжить.

Кришнамурти: Таким образом, борьба с природой была перенесена в другую сферу?

Бом: Да, это часть проблемы. Видите ли, вам нужно быть храбрым охотником, а Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности чтобы стать храбрым, вы должны бороться против собственной слабости. Иначе вы не можете поступить.

Кришнамурти: Да, именно так. И не получается ли в таком случае, что наши умы обусловлены, сформированы и удерживаются в рамках данного стереотипа?

Бом: Это, конечно, верно, но отнюдь не объясняет, почему так необычайно трудно это положение изменить.

Кришнамурти: Потому что я привык к такому порядку вещей. Я в тюрьме, но к ней я привык.

Бом: Я думаю, что существует огромное сопротивление тому, чтобы уйти от стереотипа.

Кришнамурти: Почему человек сопротивляется этому? Если вы приходите и указываете на ошибочность, неразумность стереотипа, называете его причину и следствие, приводите примеры Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, факты и все прочее? - Почему?

Бом: Именно это я и говорю. Если бы люди были способны стать полностью разумными, они отбросили бы стереотип. Но я думаю, что тут существует нечто большее. Это проблема. Она состоит в том, что сколько бы вы ни доказывали неразумность стереотипа мышления, люди до конца его не осознают. Обнаруживаясь на каком-то одном уровне, он продолжает скрыто существовать на других, где люди его не сознают.

Кришнамурти: А что заставило бы их осознать?

Бом: Это нам и нужно выяснить. Я думаю, люди должны осознать, что перед ними тенденция продлевания обусловленности. Возможно, это просто привычка или Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности результат воздействия многих старых взглядов на все, что происходит сейчас, и чего люди не замечают. Существует так много различных причин, которые удерживают людей в рамках этого стереотипа. Вы могли бы кого-то убедить в том, что стереотип не имеет никакого смысла, но как только дело дойдет до действительной жизненной ситуации, то перед ним откроется тысяча других путей, которые в сущности продолжат тот же стереотип.

Кришнамурти: Безусловно. И что тогда?

Бом: Тогда, думаю, человеку следовало бы проявить крайнюю заинтересованность в том, чтобы все это прекратить.

Кришнамурти: Но что приведет человека к такой заинтересованности? Видите ли, людям предлагали в награду даже небеса Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, если они это сделают. Так действуют различные религии, но это уж слишком несерьезно.

Бом: Награда - это часть стереотипа. Обычно, как правило, я себя ограждаю и действую в рамках стереотипа за исключением тех случаев, когда происходит что-то чрезвычайное.

Кришнамурти: Какой-то кризис.

Бом: Или когда не удалось добиться награды.

Кришнамурти: Да, конечно.

Бом: Это стереотип мышления. Люди должны были каким-то образом поверить в его ценность. Если бы все мы смогли трудиться сообща и однажды достигли гармонии, то каждый сказал бы: "Прекрасно, я охотно откажусь от своего. Но поскольку гармонии нет, мне лучше держаться того, что имею". Это Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности такой тип мышления.

Кришнамурти: Держаться того, что известно.

Бом: Я не имею многого, но предпочел бы держаться того, что имею.

Кришнамурти: Да. Вы считаете, что если все так поступают, то и я непременно должен им следовать?

Бом: Так принято думать. Потому что когда в чрезвычайных обстоятельствах люди начинают объединяться, великое множество людей приходит в движение.

Кришнамурти: Тогда люди создают коммуны. Но все они терпят неудачу.

Бом: Потому что через какое-то время это особое состояние уходит, и люди возвращаются к прежнему стереотипу.

Кришнамурти: К прежнему стереотипу. Итак, я спрашиваю, что заставит человека пробиться через этот стереотип?

Собеседник Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности: Имеет ли отношение к данному вопросу то, что мы рассматривали раньше - время и прекращение времени?

Кришнамурти: Но я ничего не знаю о времени, я ничего не знаю обо всем этом, для меня это всего лишь теория. Однако факт таков, что я захвачен стереотипом и не могу его отбросить. Аналитики пытались это сделать, религиозные люди пытались, но всех, кто пытался заставить людей обратиться к разуму, постигала неудача.

Собеседник: Они не видели, что сама попытка отбросить стереотип или покончить с конфликтом лишь усиливает конфликт.

Кришнамурти: Нет, это всего лишь теория.

Собеседник: Но вы можете им это объяснить.

Кришнамурти: Вы можете объяснить. Как мы говорили Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, существует множество очень разумных объяснений. А в результате мы возвращаемся к прежнему стереотипу.

Собеседник: Вы только тогда возвращаетесь, когда у вас нет подлинного понимания проблемы.

Кришнамурти: Есть ли такое понимание у вас, когда вы это говорите? Почему я или вы не сказали: "С этим покончено!"? Вы можете представить мне тысячу объяснений, и все, вероятно, достаточно логичные, но я спрашиваю, сделали ли вы это?

Собеседник: Я не понимаю, почему вы спрашиваете, сделал ли я это.

Кришнамурти: Я не перехожу на личности. Вы даете объяснение, почему люди не могут отойти от этого стереотипа или пробиться через него.

Собеседник: Нет Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, я даю вам больше, чем объяснение.

Кришнамурти: Что вы даете мне?

Собеседник: Если я наблюдаю нечто неправильное, то описание наблюдения -- это нечто большее, чем просто объяснение.

Кришнамурти: Да, но могу ли я ясно это наблюдать?

Собеседник: В этом, конечно, проблема.

Кришнамурти: Тогда помогите мне увидеть это ясно.

Собеседник: Для этого должна быть заинтересованность.

Кришнамурти: Прошу вас, не говорите "должна быть". Я не заинтересован. Я бываю заинтересован, как только что показал д-р Бом, когда существует очень сильный кризис, такой как война. Тогда я забываю о себе. Фактически, я рад, что забываю о себе, возлагая всю ответственность на генералов Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности и политиков. В момент кризиса я забываю, но когда кризис проходит, я возвращаюсь к своему стереотипу. Так происходит постоянно. И вот, я спрашиваю себя: "Что заставит меня отказаться от этого стереотипа или пробиться через него?"

Собеседник: Не означает ли это, что нужно увидеть ложное?

Кришнамурти: Покажите это мне.

Собеседник: Я не могу, потому что я этого не вижу.

Кришнамурти: Что мне, человеку, тогда делать? Вы объясняли мне десять тысяч раз, как этот стереотип опасен, как разрушителен и прочее, но я всякий раз к нему возвращаюсь. Помогите мне, или покажите" как сломать стереотип. Вы понимаете мой вопрос ?

Собеседник: Значит, тогда вы заинтересованы Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности?

Кришнамурти: Что заставит меня теперь быть заинтересованным? Страдание?

Собеседник: Иногда, в какой-то момент оно заставляет, но оно проходит.

Кришнамурти: Итак, что заставит меня, человека, быть таким бдительным, таким сознающим, так сильно переживающим, чтобы я захотел преодолеть стереотип?

Собеседник: Вы формулируете вопрос в терминах действия - пробиться, отказаться. Не означает ли это, что все дело в видении?

Кришнамурти: Да. Покажите мне, помогите мне увидеть, потому что я сопротивляюсь вам. Мой стереотип так глубоко во мне укоренился, удерживает меня - верно? Мне нужно доказательство, я хочу, чтобы меня убедили.

Собеседник: Мы должны вернуться к вопросу, почему мне нужно доказательство? Почему я Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности хочу, чтобы меня убеждали?

Кришнамурти: Потому что кто-то говорит, что стереотип - это глупый, неразумный образ видения. Он показывает нам все следствия этого, причину этого, а мы говорим: "Да, но мы не можем от этого освободиться!".

Бом: Вы могли бы сказать, что в этом сама природа моего "я", что я должен реализовать свои потребности, несмотря на то, что они неразумны.

Кришнамурти: Об этом я и говорю.

Бом: Сначала я должен понаблюдать за своими потребностями, а затем могу попытаться быть разумным.

Кришнамурти: Что представляют собой наши потребности?

Бом: Некоторые потребности реальны, некоторые воображаемы, но...

Кришнамурти: Да, это так. Воображаемые Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, иллюзорные потребности оказываются сильнее, чем реальные.

Бом: Но, видите ли, я, быть может, нуждаюсь в уверенности, что я добрый и справедливый, и в знании, что я непременно здесь буду всегда.

Кришнамурти: Помогите мне сломать стереотип.

Бом: Думаю, я должен увидеть, что он иллюзорен. Что делать, если мне он кажется реальным? Потому что если реально то, что я здесь, то я нуждаюсь во всем этом, и глупо говорить о разумности, если мне предстоит исчезнуть, рассеяться полностью или до какой-то степени. Вы предложили мне другое состояние бытия, где я не существую - верно? А если существую, то оно уже не имеет никакого Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности смысла!

Кришнамурти: Да, именно так. Но я не там. Как человеческое существо я допускаю, что небеса совершенны, но меня там нет; помогите мне, пожалуйста, добраться туда.

Бом: Нет, это что-то другое.

Кришнамурти: Я понимаю, что вы имеете в виду.

Собеседник: Возможно ли увидеть иллюзорную природу самого этого требования, этого моего желания достичь небес? Или желания быть просветленным, быть этим или тем? Но сама проблема, само это требование...

Кришнамурти: Это требование основано на становлении, на "больше".

Собеседник: Оно иллюзорно.

Кришнамурти: Нет, это вы говорите.

Бом: Видите ли, вы мне это не показали.

Кришнамурти: Для вас это идея, всего Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности лишь теория. Покажите мне.

Собеседник: Хорошо, действительно ли мы желаем исследовать этот вопрос?

Кришнамурти: Желаем, но при одном условии - что в результате мы нечто откроем. Увидим, как действует человеческий ум. Я готов взобраться на высочайшую гору, если это что-то нам даст.

Собеседник: Может ли ум видеть существование такой проблемы?

Кришнамурти: Да, но он не может от нее освободиться. Собеседник: Ну, если он видит... Кришнамурти: Вы попали в замкнутый круг! Бом: Ум видит проблему абстрактно. Кришнамурти: Именно. Так вот, почему я воспринимаю ее абстрактно?

Бом: Прежде всего потому, что так гораздо проще. Кришнамурти: Не будем к этому возвращаться. Почему мой ум Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности из всего делает абстракцию?

Бом: Давайте вначале скажем, что функцией мысли является в определенной степени абстрагировать внешнее, но мы затем распространяем это и на внутреннее. Эта мысль того же типа, что и прежняя.

Кришнамурти: Да. А не существует ли еще что-то, - я просто спрашиваю, - что мы полностью упускаем? Это то, - если мне позволено указать, - что мы все еще мыслим в рамках прежнего стереотипа.

Бом: Сам вопрос заключает в себе этот стереотип, не правда ли?

Кришнамурти: Да, но следование стереотипу является традицией.

Бом: Я имею в виду, что в самой постановке вопроса сохраняется стереотип.

Кришнамурти: Да. В Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности таком случае, можем ли мы всецело отойти от стереотипа и посмотреть на него иначе? Может ли человеческий ум сказать, что мы уже испытали все это -- Маркс, Будда, все, кто указывал то или другое. Но после миллиона лет мы, видимо, все еще в какой-то степени продолжаем оставаться в плену этого стереотипа, - когда говорим, что мы должны быть заинтересованы, должны слушать, должны делать то-то и т.д.

Бом: Это все еще время.

Кришнамурти: Да. А что произойдет, если я прекращу все это, действительно прекращу? Я не хочу даже мыслить в терминах стереотипа. Никаких больше объяснений или новых поворотов, которые являются теми же Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности старыми поворотами! Итак, я говорю: "Давайте полностью оставим эту сферу и поглядим на проблему иначе, на проблему бытия, почему я всегда живу в этом центре "я"? Я - серьезный человек; я слышал все это и за пятьдесят лет уже знаю все объяснения - что мне следовало, чего не следовало бы делать и т.д. Могу я сказать: "Хорошо, я хочу сбросить все это" ? А это означает, что я остаюсь совершенно один. Это куда-нибудь ведет?

Бом: Возможно, да.

Кришнамурти: Думаю, это действительно ведет куда-то.

Бом: Мне кажется, основное, что вы хотите отбросить, это знание, оставленное человечеством.

Кришнамурти: Это то Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, что я говорю.

Бом: Очевидно, оно не на своем месте.

Кришнамурти: Конечно. Всезнание и опыт, объяснения, причины, которые человек сотворил - все это сбросить.

Собеседник: Но вы остаетесь все с тем же умом.

Кришнамурти: О, у меня не такой ум. Это не тот же самый ум. Когда я сбрасываю все это, мой ум уже изменен, он уже есть то.

Собеседник: Нет, разве не является тем же умом и основная установка?

Кришнамурти: Которую я отбросил.

Собеседник: Но вы не можете отбрасывать это.

Кришнамурти: Нет, могу.

Собеседник: Я имею в виду, что это же организм.

Кришнамурти: Теперь подождите. Мой организм сформирован Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности знанием, опытом. И больше всего знанием, которое я приобрел в период моей эволюции, во время моего роста. Так как я накапливал все больше и больше знания, оно меня делало сильнее, и я шел этим путем тысячи лет. А теперь я высказываю предположение, что на эту проблему можно взглянуть совершенно иначе, то есть, вообще не идти этим путем и сбросить все знание, которое я приобрел.

Бом: В этой сфере, в сфере психологии.

Кришнамурти: В сфере психологии, конечно.

Бом: По самой своей сути, по своему источнику это знание бесполезно.

Кришнамурти: Да.

Бом: Есть насущная необходимость в его сокращении.

Кришнамурти: Разумеется. Это ясно Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности.

Собеседник: Но у меня вопрос. Ум в начале своей эволюции находился в том же положении. В самом начале того, что вы называете человеком, ум был в том же положении.

Кришнамурти: Нет. С этим я не согласен. Почему вы так считаете? В тот момент, когда ум возникает, он уже захвачен знанием. Вы так не считаете?

Бом: Я думаю, это заложено в самой структуре мысли.

Кришнамурти: Именно так.

Бом: Мысль прежде всего стремится иметь знание о внешнем, а затем применяет его к внутреннему, не понимая, что тут скрыта ловушка. Следовательно, мысль распространила такого рода знание на сферу психологического становления Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности.

Собеседник: Значит если ум начинал бы заново, то ему предстояло бы повторить и все свои прошлые ошибки.

Кришнамурти: Нет, ни в коем случае.

Собеседник: До тех пор, пока он не научился бы.

Кришнамурти: Нет, я не хочу учиться. Вы по-прежнему следуете старой тропой. Я не хочу учиться. Позвольте мне, пожалуйста, в это немного углубиться.

Бом: Нам следовало бы это пояснить, потому что в других случаях вы говорили, что важно учиться, даже, когда наблюдаете себя.

Кришнамурти: Конечно.

Бом: А теперь вы говорите что-то совершенно иное. Нужно было бы пояснить, почему это иначе. Почему вы исключили понятие учения на этой Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности стадии?

Кришнамурти: Потому что на этой стадии я все еще накапливаю память.

Бом: Но это было тогда, когда важно было получать знание о самом уме.

Кришнамурти: Не возвращайтесь назад. Я как раз двинулся дальше. Я прожил шестьдесят, восемьдесят или сто лет. И я уже слышал все это - учителя в Индии, христиане, мусульмане; я уже слышал все объяснения психологов, Фрейда, Маркса и всех других.

Бом: Я думаю, мы могли бы немного продвинуться. Мы согласны с тем, что это все негативные накопления, но вместе с тем, я, пожалуй, наблюдаю себя, получаю знание о себе.

Кришнамурти: О себе, да, прибавляю это. И, наконец Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, говорю, что это, быть может, неверный путь к пониманию.

Бом: Правильно. Исследуя этот путь, мы, в конце концов, оказались способны увидеть, что он, возможно, ошибочен.

Кришнамурти: Возможно.

Бом: Я сказал бы, что в каком-то смысле, такой путь исследования был, видимо, необходим.

Кришнамурти: Или не необходим.

Бом: Этого могло бы не быть, но, при наличии всей совокупности условий, это обязательно должно было произойти.

Кришнамурти: Разумеется. Итак, теперь я подошел к тому пункту, когда говорю: "сбрасываем карту" - воспользуемся этим словом -- сбрасываем все это знание, потому что оно никуда меня не ведет, в том смысле, что я не свободен от собственного эгоцентризма Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности.

Бом: Но одного этого недостаточно. Хотя вы и говорите, что данный путь исследования не сработал, вы всегда можете надеяться или допускать, что он сработает. Тем не менее, фактически вы могли бы видеть, что он не может работать.

Кришнамурти: Он не может работать. Это для меня ясно.

Бом: Если даже он не сработал, - этого недостаточно, чтобы сказать, что он не может работать.

Кришнамурти: Он не может работать, потому что основан на времени и на знании, которое есть мысль. И эти объяснения также основаны на мысли, -- на приобретении знания и т.д. и т.п. Могли бы вы Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности так сказать?

Бом: Поскольку мы все это переживали, мы основывали свои объяснения на знании и мысли. И не только на мысли, но и на привычных образцах искусства, являющихся тоже продолжением мысли.

Кришнамурти: Итак, я их отбрасываю, не на время, не ради будущей выгоды, а потому, что вижу, как эти образцы повторяются и повторяются; различные краски, различные выражения, различные картины, различные образы - я отбрасываю все это полностью. Вместо того, чтобы идти на Север, как я шел в течение тысячелетий, я остановился и направился на Восток, а это означает, что мой ум изменился.

Бом: Разрушилась ли структура "я"?

Кришнамурти: Очевидно.

Бом Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности: Без озарения?

Кришнамурти: Да. Я не хочу в данный момент вводить озарение.

Бом: Но именно озарение должно было это совершить. Я хочу сказать: для того, чтобы получить представление о деятельности "я", необходимо озарение. Именно озарение привело к результату.

Кришнамурти: Я не хотел бы вводить это слово.

Бом: Когда вы сказали, что все это не может работать, я подумал об озарении.

Кришнамурти: Что касается меня, то мне совершенно ясно, что это не может работать. Но тогда мы снова возвращаемся к тому, как получить озарение и т.д.

Бом: Но, отбрасывая это и просто говоря, что имело место озарение, мы тем самым снимаем вопрос Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности о том, как его получить.

Кришнамурти: Озарение, которое говорит "аут".

Собеседник: Аут стереотипу.

Кришнамурти: Нет, которое говорит, что покончено с этим постоянным становлением через опыт, знание, стереотипы. Покончено!

Собеседник: Могли бы вы сказать, что после озарения у вас совершенно иной тип мышления? Очевидно, человек все же должен мыслить.

Кришнамурти: Я не уверен.

Собеседник: Ну, вы могли бы назвать это как-то еще.

Кришнамурти: О, я не хотел бы как-то это называть. Просто я, как рыболов, всюду с удочкой. Прожив сотню лет, я вижу, что всякий указывает путь прекращения "я", основывает его на мысли, времени и знании Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности. И я говорю:

"Извините, все это я знаю, это я уже применял. У меня было озарение, и проблема "я" перестала существовать. Следовательно, ум полностью разрушил стереотип. Тем, что вы идете не на Север, а на Восток, вы ломаете стереотип.

Ну, хорошо. Предположим, д-р Бом получает такое озарение и освобождается от стереотипа. Давайте поможем и другому человеку к этому прийти. Не говорить ему, что он должен быть заинтересован, что он должен слушать -- это значило бы возвращаться назад. - Вы следите? Что представляет собой ваше общение с другим человеком, если ему не удается прорваться через всю эту путаницу? Что заставит Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности меня постичь во всей полноте то, что вы сказали, так, чтобы это вошло мне в кровь, в мой мозг, проникло во все мое существо, постичь так, чтобы я это видел? Что вам делать? Или тут ничего не поделаешь - вы следите за моим вопросом? Если к вам пришло озарение, то это -- страсть, это не просто удачная догадка или приятный отдых в удобном кресле. Это страсть, которая не даст вам спокойно сидеть, вы должны двигаться, отдавать - что бы это ни было. Что же вам делать? Вы несете в себе страсть огромного понимания. И эта страсть должна себя излить, подобно реке, несущей Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности огромные массы воды, выливаясь из берегов.

И вот я - обыкновенный человек, достаточно разумный, - хорошо начитанный, имеющий опыт, старающийся делать и то и другое, -- встречаю того, кто полон этой страсти, и спрашиваю, почему не хочу я его слушать?

Собеседник: Мы, я думаю, слушаем.

Кришнамурти: Слушаем ли?

Собеседник: Да, я так думаю.

Кришнамурти: Просто двигайтесь очень, очень медленно. Слушаем ли мы так полно, что нет никакого сопротивления, не возникает никаких вопросов -- почему, в чем причина, почему именно я должен? Вы понимаете, что я имею в виду? Со всем этим мы уже покончили. Мы без конца двигались в своем пространстве, вперед, назад, в одну, в Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности другую сторону, на Север, Юг, на Запад и Восток. И вот приходит "X" и говорит: "Смотрите, существует нечто абсолютно новое, совсем другой образ жизни, который предполагает, что вы слышите во всей полноте".

Собеседник: Если сопротивление и существует, то его просто не замечаешь.

Кришнамурти: Не начинайте все сначала, не возвращайтесь к вопросу, почему вы сопротивляетесь. Понимаете, говоря так, я хочу указать вам на ваше сопротивление, вы же возвращаетесь назад.

Собеседник: Кришнаджи, не было ли вашей первоначальной задачей выйти за пределы этого, когда вы приглашали отказаться от слушания, от здравого смысла, от мысли?

Кришнамурти: Да, но это всего Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности лишь идея. Хотите ли вы проделать это? "X" приходит и говорит: "Глядите, берите это".

Собеседник: Я взял бы это, если б мог это видеть.

Кришнамурти: О, да, вы можете видеть это очень ясно. Мы сказали, не возвращайтесь к стереотипу. Глядите! Тогда вы спрашиваете, как вам глядеть, и что такое прежний стереотип. Просто глядите! "X" отказывается войти в этот стереотип.

Собеседник: Стереотип объяснения?

Кришнамурти: Знания, всего прочего. Он говорит: "Преодолейте это, не возвращайтесь назад".

Собеседник: Кришнаджи, если говорить об обычной ситуации в мире, то существует некоторое число людей, которые подобными же словами просят глядеть, отбросить мысль; если действительно глядеть, то можно было Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности бы это увидеть. Это то, что говорят нам священники. Так в чем же разница?

Кришнамурти: Нет, я не священник. Я отказался от всего этого. Я отказался от церкви, богов, Иисуса, Будды, Кришны. Я покинул все это - Маркса, Энгельса, всех аналитиков, всех ученых мужей -- всех. Вы этого не сделали. Вы говорите: "Нет, я не могу сделать это, пока вы не докажете мне, что существует еще нечто за пределами всего". А "X" говорит: "Сожалею". Имеет ли это какое-нибудь значение?

Бом: Да. Я думаю, мы скажем, что надо все знание оставить позади. Но знание принимает множество тонких форм, которые мы не Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности видим.

Кришнамурти: Конечно. Вы достигли всей полноты прозрения и потому отбросили все знание. Другой же все старается переплыть пруд знания. А вы требуете оставить это. В тот момент, когда мы вступаем в объяснения, мы возвращаемся в ту же игру. И вы отказываетесь объяснять.

Видите ли, объяснения были лодкой, на которой можно переплывать на другой берег. А человек на другом берегу говорит, что не существует никакой лодки. Но "X" торопит:

"Переправляйся!" Он требует чего-то невозможного, не правда ли?

Бом: Если это не случится прямо сейчас же, то это невозможно.

Кришнамурти: Абсолютно. Он требует чего-то такого, что невозможно выполнить. "X Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности" встретился на моем пути как нечто совершенно незыблемое, неподвижное. И я не знаю, как мне в отношении его себя вести: обходить, избегать его или подойти к нему ближе. Я не способен как-либо действовать в отношении его. Но "X" не хочет от меня отступить, в том смысле, что я наткнулся на что-то неподвижное, неодолимое, что неизменно присутствует, оставаясь и днем и ночью со мною. Я не могу с этим бороться, потому что нет ничего, за что можно было бы ухватиться.

Итак, что со мной происходит, когда я сталкиваюсь с чем-то непроницаемо-твердым, неподвижным и Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности абсолютно реальным, - что происходит со мной? Не в том ли дело, что мы никогда еще не встречали ничего подобного? В Гималаях можно взбираться на горы, но Эверест всегда на том же месте. Подобным же образом возможно, что люди никогда еще не встречали чего-то окончательного, чего-то абсолютно неподвижного, неизменного. Оно или приводит нас в крайнее замешательство или же мы от него просто уходим, говоря:

"Ну, тут мы ничего не можем поделать". А может быть это что-то такое, что мы должны изучать, -- вы согласны? -- что-то такое, что нас должно увлечь. Что это?

Это нечто нерушимо-твердое. Оно мне Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности противостоит. Как я сказал, я мог бы от него убежать, что я обычно и делаю. Или ему поклоняться. Или же попытаться понять, что это такое. Когда я все это проделываю, я возвращаюсь к прежнему стереотипу. И вот, стереотип отброшен. Когда мне встречается "X", как нечто неподвижное, я вижу, какова его природа. Я как человеческое существо - подвижен, а "X" - неподвижен. При контакте с ним что-то происходит, должно происходить. Это не какая-то мистика, не оккультный вздор, - это просто, не так ли?

Собеседник: Сэр, это действует подобно магниту, но ничего не разрушает.

Кришнамурти: Да, потому что вы не даете стереотипу уйти Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности. Это не является неудачей "X".

Собеседник: Этого я не сказал.

Кришнамурти: Это подразумевается. Следовательно, вы возвращаетесь назад, вы зависимы.

Собеседник: Как это получается?

Кришнамурти: Я говорю, вы сталкиваетесь с "X", и что происходит?

Собеседник: Вы сказали, и возникло усилие, чтобы понять.

Кришнамурти: А вот и вы, потерявшийся. Вы снова вернулись к прежнему стереотипу. Вы его видите, ощущаете, вы его знаете, опознаете, - не имеет значения, какое слово вы употребляете, -- он здесь.

Бом: В таком случае, не хотите ли вы сказать, что "X" выражает абсолютную необходимость не следовать прежнему стереотипу, потому что, как вы видите, стереотип абсолютно не может работать.

Кришнамурти Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности: Да, верно. Выразите это собственными словами.

Бом: И следовательно, неизменяемый, неподвижный - это и есть то, что вы имеете в виду?

Кришнамурти: Да, я подвижен; "X" - неподвижен.

Бом: Неподвижно, собственно, то, что за "X", что действует в нем. Не хотели бы вы так это выразить?

Кришнамурти: То, что действует -- это вначале какой-то толчок, это естественно. Я двигался, двигался, двигался, и вдруг, столкнулся с чем-то неподвижным. И в тот самый момент, очевидно, что-то происходит. Вы видите, что происходит. "X" не становится, а я становлюсь. "X" покончил с объяснениями и всем прочим, и он указывает, что становление болезненно. (Я Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности выражаю это кратко, в нескольких словах). Я сталкиваюсь с этим. Возникает сенситивность. - Хорошо, давайте выразим это иначе. Объяснения и отказ от всех объяснений - это сделало меня сенситивным, намного более бдительным. Когда я сталкиваюсь с чем-то вроде "X", естественно, возникает ответ не в терминах объяснения и понимания. Возникает ответ на то. Тут должна быть связь. Объяснения давались снова и снова. Я их выслушивал, и они делали меня тупым, или я начинал понимать, что объяснения вообще не имеют никакой ценности. Таким образом, в этом процессе я стал чрезвычайно сенситивным без каких-либо объяснений. У меня на них аллергия!

Опасность есть также Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности и в этом, ибо вы знаете, как люди говорят: когда ты идешь к гуру, он дает; так что будь спокоен, ты получишь. Это - иллюзия, вы знаете. Ну, я сказал достаточно.

Бом: Я мог бы только добавить, что когда видишь, что весь процесс времени, знания и прочего не будет работать, он прекращается. И это делает человека более восприимчивым - верно?

Кришнамурти: Да, ум становится острым.

Бом: Все это движение становилось помехой.

Кришнамурти: Да, психологическое знание сделало нас тупыми.

Бом: Оно удерживало мозг на пути, в котором не было необходимости.

Собеседник: Всякое знание?

Бом: Конечно, нет. Вы могли бы считать, что вот Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности это знание не должно делать вас тупым, знание, которое берет начало от той ясности, в которой по существу нет знания...

Кришнамурти: Да. Вы помните, в наших дискуссиях мы говорили также, что первооснова не есть знание.

Бом: Видите ли, самое главное, что она творит пустоту.

Кришнамурти: Вот именно.

Бом: Но это еще не первооснова, не сама первооснова.

Кришнамурти: Верно. Мы все это обсуждали. Я слушаю это в магнитофонной записи, читаю в книге, и говорю: "Да, это у меня есть". Читая это, я получаю объяснение, приобретаю знание. И потом говорю: "Я должен это иметь".

Бом: Опасность в том Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности, что существует большая трудность при попытке передать это в книге, потому что книга слишком фиксирует.

Кришнамурти: Это в основном и происходит.

Бом: Я считаю, главное, что может быть передано, - это необходимость увидеть, что знание, во всех его формах, тонких и зримых, не может разрешить психологической проблемы; оно только может ее еще больше запутать. Но существует другая энергия, которая тут подразумевается.

Кришнамурти: Вы видите теперь, что происходит? Если возникает какая-либо трудность, то я иду к психологу. В любой семье, как только возникает трудность -- я иду к кому-то, кто скажет мне, что делать. Все вокруг меня организованно, и это Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности делает меня все более и более беспомощным. Вот, что происходит.

10 апреля, 1980
Охай, Калифорния.


documentaixffkz.html
documentaixfmvh.html
documentaixfufp.html
documentaixgbpx.html
documentaixgjaf.html
Документ Разрушение стереотипа эгоцентрической деятельности